Мой сайт Среда-Куншкачи, 13.12.2017, 02:35
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
» Меню сайта

» Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 369

Главная » 2007 » Сентябрь-Таштамков » 25 » ПОКЛОНЕНИЕ СОЛНЦУ В АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ТРАДИЦИИ-ЧИПАЗОНТЬ АРНЕМА АЗЕРЕНЕНЬ ОЙМЕЕЖОМАРЯМОЧИСЕНТЬ
ПОКЛОНЕНИЕ СОЛНЦУ В АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ТРАДИЦИИ-ЧИПАЗОНТЬ АРНЕМА АЗЕРЕНЕНЬ ОЙМЕЕЖОМАРЯМОЧИСЕНТЬ
09:39
ПОКЛОНЕНИЕ СОЛНЦУ В АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ТРАДИЦИИ-ЧИПАЗОНТЬ АРНЕМА АЗЕРЕНЕНЬ ОЙМЕЕЖОМАРЯМОЧИСЕНТЬ

Поклонение Солнцу

                        В Азербайджане поклонение Солнцу продолжалось до VII столетия нашей
            эры. У некоторых племён в качестве основной сакральной силы

            рассматривается небесная твердь и отец-небо, склонившись над матерью
            – Землёй, оберегает её от всяких бедствий. От их связи рождаются все
            существа в природе. В одном из мифов говорится: «Джинны всегда
            желают сделать людям зло. Вдруг, глядишь, джинны взобрались на небо,
            схватили Луну или Солнце, завесили завесой, чтобы их лучи не падали
            на землю» [17, 39].
            Мы встречаемся лишь со следами архаических форм мифов, посвященных
            небесным телам. В текстах, в устной форме переживших делительные
            исторические процессы, комментируются причины возникновения
            некоторых признаков и качеств космических существ. Вот как,
            например, даётся толкование бледности лика Луны и красноты лика
            Солнца: «Из чёрного моря восходит Солнце. Движется вперёд. Рыба
            хочет его проглотить. Гюлянбяр преграждает ей дорогу мечом. Не даёт
            ей проглотить Солнце. Из моря выходит Луна, поднимается на небо.
            Рыба хочет её проглотить. Луна и Солнце от её дыхания становятся
            красными. Когда умные мужчины хотят совершить «салават», краснота
            Луны якобы исчезает, уходит в объятия матери. Поэтому-то Солнце –
            красное, а Луна - бледная» [17, 35-36].
            В мифе чёрное море – это небо, рыба – природное явление, ставшее
            причиной затмения солнца и луны, т.е. начало зла. Гюлянбяр –
            создатель первичных божеств, красный цвет – символ огня, теплоты,
            бледный цвет – символ ясной ночи. Совершение «салавата» – хотя и
            напоминает исламский обычай, в данном случае – обозначает молитву –
            обращение к Гюлянбяр – матери всех существ в древние времена.
            В другом варианте затмению Солнца при даётся общественное значение,
            человек и природное явление соединяются. Сакральная сила небесного
            существа уже на исходе. В борьбе со Злом она одинока и нуждается в
            помощи людей. В этом мотиве налицо потеря веры в божественную
            сущность, как Бога Солнца. Вернее, показывается результат уменьшения
            поклонения небесным богам посредством ритуалов и обрядов. В
            греческих мифах взаимоотношения богов – людей являются ведущим
            мотивом в деятельности большинства демиургов. В памяти
            азербайджанского народа этот мотив живёт в обобщённой форме:
            «Джинны, аждаха – враги Солнца. Они стараются напасть на него и
            задушить. В это время между Солнцем и джиннами, аждахами происходит
            сильная схватка.
            Но Солнце – одно, а джиннов, аждахов – много. В этой схватке силы
            Солнца начинают иссякать. Пользуясь этим, противники ещё сильнее
            душат Солнце. Видя удушение Солнца, люди начинают ему помогать.
            Испугавшись помощи людей, джинны и аждаха быстренько отпускают
            Солнце и в тот же миг разбегаются. Из-за сильной драки лик Солнца
            становится красным. Вот почему после затмения Солнце становится
            красным» [17, 38].
            В мифе чёрные тучи, затмевающие лик Солнца, представляются в виде
            джиннов и аждаха. Первое из них перешло из исламской религии, второе
            – из огнепоклонничества. В мусульманских повериях джинн - «одна из
            трех категорий якобы сотворенных Аллахом разумных существ (два
            других – ангелы и люди) [188, 66]. В «Коране» показывается, что
            джинн возник от бездымного огня, несмотря на то, что его тело
            состоит из воздуха и огня, он умеет входить в любое обличье,
            справляться с любыми трудностями.  В азербайджанских сказках джинн
            наказывается пророком Сулейманом, заключается в закрытую посудину и
            бросается в море. Он выполняет все поручения, осуществляет все,
            самые немыслимые желания того, кто вытаскивает и открывает посудину,
            выпустив его на волю. Согласно исламскому поверию, джинны жили на
            земле ещё до создания Адама и впоследствии стали врагами людей.
            Будучи существами и мужского, и женского пола, они обитали в
            пустынях, горах и лесах. Говорят, что большинство джиннов –
            идолопоклонников были отданы по повелению Аллаха в распоряжение
            пророка Сулеймана. После этого джинны многие годы служили ему,
            возвели храмы, построили дворцы. Наряду с распространением болезней
            среди людей, нанесением им ущерба, джинны могли делать и хорошие,
            добрые дела. Однако в мифологических представлениях они никогда не
            противостояли солнцу. Аждаха же (Ажи-Дахака), перешедший в
            азербайджанскую мифологию из «Авесты», - имя трёхголового змея,
            дракона. В азербайджанских мифологических сюжетах представляется как
            символ засухи, имеет три, семь, девять или сорок голов. В описаниях
            из эпической традиции всегда сидит у истоков рек, закрывает доступ к
            воде изрыгает из пасти огонь. Как видно, есть общая черта,
            связывающая друг с другом мифические существа, враждебные Солнцу: и
            Солнце, и джинн возникли из бездымного огня (т.е. газа) и аждаха
            изрыгает из пасти бездымный огонь. Но почему же два «брата»,
            порождённых из единого элемента, обладающих одинаковым корнем,
            объединившись, враждуют с третьим «братом»? Причина этого кроется
            именно в том, что джинн и аждаха в сравнении с Солнцем являются
            продуктами совершенно иной системы поверий. В сущности, сакральная
            сила из прежних поверий в природу сопоставляется с проводниками зла
            в огнепоклонничестве (Ажи-Даха) и исламе (джинн). Вера же людей в
            победу небесного тела, оставшегося один на один с двумя,
            объединившимися силами, объясняется предпочтением древними предками
            Отца-Солнца на предисламском этапе.
            У древних азербайджанцев Отец-Солнце имел четырех густоволосых
            дочерей – луч, свет, град, дождь; и четырех плешивых дочерей -
            туман, облако, мороз, снег. Сыновей же у него было много: гора,
            скала, вершина, равнина, река, море и т.д. Интересно, что
            обязанность каждого из двух Небесных божеств заключалась в
            путешествии по вселенной. Поэтому в мифологических структурах они
            назывались «отдыхающие боги». Дети Отца - Солнца и небесные
            посланники в сравнении с ним самим описываются более активными. Они
            контролируют дела людей, оказывают помощь тем, кто в этом нуждается.
            Однако часть детей Солнца, пользуясь тем, что оно «путешествует»,
            совершают неблаговидные поступки. Поэтому, находящиеся в нижних
            слоях неба вспомогательные божества делятся на две части: творящие
            добро и творящие зло. Происходило это в зимний сезон года по причине
            того, что дорога Небесного Бога далека от земли и в определенный
            период нижние слои неба остаются без надзора…
            В мифологическом понимании женская или мужская функции, выполняемые
            солнцем, так же стали объектом дискуссий, ибо каждое племя относило
            его к тому или иному полу. В действительности, в связи с
            характеристикой первых четырех деталей, формирующих мир, Солнце
            связывалось с огнём и, считаясь нравственно - духовным началом, как
            «положительное» природное существо, было - мужчиной. Однако, в
            некоторых мифологических текстах, посвященных связи Луны с Солнцем,
            бывает и наоборот: «Луна (Месяц) – юноша, Солнце – девушка. Месяц
            влюблен в Солнце. Он всё время ходит за ней. Как Солнце не
            старается, Месяц не отстает от неё. Однажды Месяц вновь пускается за
            Солнцем. Солнце убегает, Месяц за ней. Солнце чувствует, что ей не
            избавиться от Месяц, нагнувшись, берет горсть с земли и бросает ему
            в лицо. Луна задерживается, Солнце убегает. После этого на лике Луны
            остаются пятна» [17, 36].
            Мифические сюжеты о Луне и Солнце в тюркской мифологической традиции
            занимают большое место, о чем пишет А.Аджалов: «Хотя каждый из них
            поочередно представляется то юношей, то девушкой, мифы о том, что
            Луна – юноша, а Солнце – девушка – распространены наиболее широко»
            [17, 178-179]. В огузско-тюркском пантеоне в этом вопросе существует
            противоречие. Вернее, Луна и Солнце описываются как братья,
            рожденные от одной матери. В то же время Луна олицетворяет и женское
            начало, представляется как мать – в чреве которой формируется Огуз.
            Значит, Солнце, являясь основным мужским началом, не меняет свою
            функцию, Луна же имеет двойственную природу. В азербайджанских
            мифологических текстах встречается и противоположная вышеописанному
            ситуация: «Луна – сын Солнца» [17, 36], - т. е. солнце олицетворяет
            женское начало.
            В самом древнем тексте тюркского космогонического мифа, попавшего в
            китайские источники, - в рассказе «Улу Тойун», напротив, Солнце –
            дочь Луны. Улу Тойун, влюбившись в нее, посылает мать сосватать у Ай
            Тойун ее дочь. Однако для свадьбы с Солнцем необходимо выполнить
            одно условие: Улу – Тойун должен взамен обручения выплатить
            «жемчужину озера – волну и – жемчужину равнины - сараб». Сын земли
            Улу – Тойун не может найти их и потому свадьба не может состояться.
            Естественно, что Солнце с Луной действительно не могут находиться на
            небе одновременно.
            Наблюдая сходные ситуации о встрече Луны и Солнца (связи матери –
            сына, матери-дочери, брата-сестры - безответная любовь, ложная
            причина – следствие - появление на лике пятен) в мифологии племен
            хинди, К.Леви-Стросс писал: «Чтобы защитить невинность сестры,
            поднимается в небо и превращается в Солнце; чтобы лучше узнать
            брата, который в обличье Луны постоянно следит за ней, Солнце
            оставляет на его лице и теле знаки. У шипаев эти события происходят
            наоборот» [218, 273], т. е. Солнце - юноша, пытающийся вступить в
            связь с сестрой Луной. На основе многочисленных мифических текстов,
            учёный составил специальную формулу, обозначив женщину знаком – [],
            мужчину – [∆]:
            ЛУНА - ∆: СОЛНЦЕ - : ЛУНА - : СОЛНЦЕ - ∆:

            Это значит, что, если в мифе Солнце не участвует, женщина (тогда,
            когда Солнце выполняет функцию женщины) превращается в анти - Луну.
            По закономерности, в другом мифе требуется, чтобы Солнце появлялось
            в качестве анти – женщины, т.е. в виде мужчины. Ибо, фактически, на
            небе Солнце и Луна не появляются одновременно, одно сменяет другую.
            И для того, чтобы составить себе пару, днём – Солнце, а ночью –
            Луна, создают свои противоположности (анти – Солнце и анти - Луну).
            На самом деле, в мифах сопоставляются не Солнце и Луна, а анти –
            Солнце и анти – Луна. Точно также порой наблюдается обращение к
            вспомогательным небесным светилам, функции анти – сторон переносятся
            на кометы и метеориты. Наконец, мифологический код смены ночи и дня
            основывается на том, что в реальной жизни мужская активность в
            течение дня постоянно растет, решение основных проблем рода и семьи
            ложится на плечи мужчин, обязанности же женщин не выходят за пределы
            семейного круга. В изменении «интимной активности» в пользу мужчин
            играет также роль определение пола небесных светил. В тюркском
            мировоззрении различные функции Луны укрепляют мужскую природу
            Солнца:
            В огузско-тюркском божественном пантеоне связь мужского начала с
            Солнцем очевидна, ибо, самая тяжелая деятельность рода – борьба,
            охота, создание потомства – являются прерогативой мужчин. В силу
            этого у тюрков в сравнении с американцами очередность смены места
            мужчины – женщины представлена в форме треугольника.
            Из звезд наиболее употребительными в сакральном понимании являются
            Сириус (Тиштир) и Дан Улдузу (утренняя звезда). Первая из них
            перешла из «Авесты», опекает дожди и плодородие. Вторая более близка
            людям. По заключениям наших предков, Утренняя звезда (Дан улдузу)
            «помогла одному человеку по имени Насир. Поэтому её называют Нисира…
            Утренняя звезда всегда всходит очень рано, чтобы увидеть, что едят и
            пьют люди. А заходит поздно, чтобы увидеть, чем они занимаются [17,
            39]. Слово «Дан» было также одним из имён солнца – Бога Заката.

Просмотров: 668 | Добавил: erzyany-rasyke | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 1
1  
А есть сказки Азербайджанские О СОЛНЦЕ?

Имя *:
Email *:
Код *:
» Форма входа

» Календарь новостей
«  Сентябрь-Таштамков 2007  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

» Поиск

» Друзья сайта

» Статистика


Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz